E-mail:

Skype: skyper-vovik

Выберите товар
и добавьте его в корзину.

Истоки феномена Андреева – в самой судьбе и жизни страдальца

Поделиться:

 


Но не только судьба предопределила феномен поэта-мыслителя, она лишь совершила последующую работу – развила имевшееся в нём с рождения: тонкое психическое устройство и чуткую натуру. Воспитание же в глубоко верующей интеллигентной семье ещё сильнее обострило душевный склад Андреева.

Именно из-за своей неподкупной восприимчивости и нескрываемого сопереживания угнетённой неистовствующим демоном государственности душе отечества – вере народа; и из-за неумения, нежелания и поэтому невозможности оставаться в стороне от борьбы с торжествующим беззаконием и тиранией, разразившимися в стране, Даниилу Андрееву суждено было испытать на себе все самые бесчеловечные черты советского авторитаризма.

Где как не в своём творчестве Андреев мог в первую очередь рассказывать о царящих бесчинствах. И в результате его творчество, разоблачающее режим, послужило поводом, чтобы правящая власть осклабилась и подвергла репрессиям бедного философа.

В какой-то степени Андреев сам навлёк на себя беду своими мученическими, как бы примеривающими и притягивающими вериги страдальца романами, в частности романом «Странники ночи». Писатель в принципе и сам осознаёт роковое воздействие своего труда: «Предыдущая работа, отнявшая десять лет жизни, и приведшая меня в политический лагерь», именно такую силу и цель в себе несла.

Невольно назревает вопрос: неужели Андреев, понимая личную беспомощность перед грозной политической машиной, не мог писать в стол провокационное мировоззрение, дожидаясь для религиозно-философского детища подходящих времён? Зачем было лезть на рожон? Неужели это явилось бы какой-то сделкой с совестью – постарайся он не конфликтовать с властью? Ведь, так или иначе, должное восприятие работ Даниила Андреева началось лишь поколение спустя. И свой разоблачительный трактат он вполне мог завещать внукам, дабы те рассекретили и опубликовали его в смягчившиеся времена, когда «Роза Мира» непосредственно получила признание, поддержку и стала беспрепятственно распространяться. А пока бы творил нечто более компромиссное: себе и обществу во благо…

Ещё раз повторюсь: феномен Андреева берёт исток в чрезвычайно тонком душевном устройстве писателя. Далее так совпало: его прорелигиозность оказалась в то время не выгодным и даже смертельно опасным пристрастием. В результате роковая комбинация чуткости и не благоволящего к религиозности времени, заставили писателя с лихвой глотнуть страданий. Возник своего рода самоподстёгивающий фактор страданий, который с каждым разом пуще усугублял у Андреева его полярное восприятие мироздания, и видение оголённого противостояния тёмных и светлых начал. Этот же репрессивный фактор заставил философа отверженнее искать справедливость в кромешной тьме бушующего произвола. Не найдя другого выхода, вечный поиск справедливости вылился в феномен метафизического восприятия мира, когда всё происходящее овеивается куда большим смыслом и подтекстом, чем кажется на первый взгляд.

Даниил Андреев относится к числу тех людей, художественному творчеству которых он сам когда-то  дал определение «сквозящего реализма». «Для людей этого типа мир никогда не бывает полностью замкнут, всегда сквозь мир „этот“ просвечивает мир «иной».

Предыдущая глава Следующая глава

24.03.2014, 447 просмотров.

Добавить комментарий

Варианты оформления

Товар добавлен в корзину

Хотите перейти в корзину и оформить заказ?

×