E-mail:

Skype: skyper-vovik

Выберите товар
и добавьте его в корзину.

МИ-6

Поделиться:

 


Опустились сумерки, улицы города наполнились огнями искусственного освещения. Из-за моросившего дождя воздух пропитался влажностью и прохладой, от этого огни мерцали, и казались ещё более одинокими, напоминая островки света в неприветливом сумрачном пространстве.

У Сьюзен панорама ночного города вызвала состояние дежа вю. От прослушанной записи, в голове «звенели» слова Конспиратора. Условия шантажа и угроза взлома сервера, напомнили дело про хакера четырёхлетней давности.

Тогда ещё она была новичком в тайном отделе, и ей в качестве стажировки, поручили установить личность хакера, взломавшего накануне сервер ни какой-то рядовой пользовательской сети, а самого что ни на есть министерства образования Великобритании.

Поначалу у Сьюзен складывалось впечатление, будто виновник – подросток, и его мотивы исключительно хулиганские, куда менее серьёзные, чем выяснилось позже. И вот преступление постепенно стало как фотобумага, проявляемая фотографом, облекаться контурами сложного замысла. И чем дальше продвигалось расследование, тем гуще становились дебри фактов.

Наконец, агенту удалось выйти на след крупной организованной преступной сети, в которой хакер органично растворился, исчёз, словно его вовсе не было. И тогда же произошло нечто, что скомпрометировало Сьюзен перед руководством. Каким-то образом у её шефа на столе оказались неопровержимые улики: дескать, она проникла в базу данных тайного отдела, и превысив свой уровень доступа, удалила оттуда анкету главного подозреваемого. В тот же день шеф распорядился отстранить от расследования Сьюзен, и вскоре дело заморозили.

Непросто было погружаться в воспоминания той компрометирующей истории, после которой начальство не переставало оказывать давление, устраивая многочисленные проверки сотрудникам отдела, и в первую очередь Сьюзен. Ещё долго в профессиональную деятельность вмешивались отголоски недоверия: возникали «накладки» с уровнем доступа к секретной информации, необходимой для успешного хода операций, и трудно было реабилитироваться, чтобы двигаться по карьерной лестнице дальше. Неудачный дебют преследовал Сьюзен до сих пор.

Она направлялась на встречу с Джоном, и размышляла над совпадениями в нынешнем деле и в своём «провальном дебюте», которые указывали на преступную организацию, нащупанную четыре года назад. Поэтому Сьюзен надеялась выведать у Джона как можно больше сведений по данному вопросу. Только сперва следовало удостовериться в самом бизнесмене: является ли он жертвой, а может быть тоже причастен к преступной организации?

Агент подошла к кафе. Поправив причёску и отряхнувшись от капель дождя, зашла в заведение. Людей внутри было немного, и в глаза бросился одиноко сидящий за столиком мужчина, так же пристально изучающий вошедшую посетительницу. Она догадалась, что это Джон, и подошла к нему.

– Здравствуйте, меня зовут Сьюзен, — представилась агент.

– Очень приятно! Джон. — Он поторопился встать, и предложил даме место. — Вы действительно нашли мой телефон? — Джону не терпелось получить его обратно.

– Да, конечно. — Сьюзен достала из сумочки телефон, но не поспешила отдать, а Джон с некоторым недоумением улыбнулся, и произнёс:

– Вы уж извините меня, но мне некогда разговаривать, у меня скоро важная встреча, я должен идти. Вот вам моя визитка: если понадобится помощь – обращайтесь в любое время дня и ночи. — Он протянул Сьюзен свою визитку, положил на стол возле неё, и раскрыл ладонь, жестом показывая, что ждёт телефон.

Сьюзен серьёзно посмотрела ему в глаза, Джон тоже посерьёзнел, поняв, что что-то не так.

– Вы тоже меня извините, мистер Джон Роусон, но прежде чем отдать телефон, я должна выяснить причину вашей спешки! — повысив тон, но по-прежнему деликатно. Сьюзен начала «подготавливать почву» для своего «допроса».

Джон откинулся на спинку стула, усевшись вальяжно. Сердито и оценивающе поглядел на неё.

– Я полагаю, вы ошибаетесь! Что вам от меня нужно?

– Хорошо… я объясню. — Сьюзен перевела взгляд на телефон, на котором уже было заготовлено воспроизведение записи разговора с «конспиратором»…

Запись была более чем внимательно выслушана. Выражение лица Джона переменилось: мужчина смотрел на агента почти испуганными глазами, лицо его при этом побледнело. Теперь он недоумевал. Нервно сглотнув, и плеснув в стакан коньяк, Джон залпом опустошил его, и после минутного молчания, поинтересовался:

– Откуда у вас это, и как вышли на меня?

– Я агент национальной безопасности, телефон нашла случайно, в переулке недалеко отсюда, он бесхозно лежал на обочине дороги. Но важно другое, и вы скорей всего догадываетесь, о чём я веду речь: телефон сам сознательно помог мне найти вас, и указал на прослушанную только что запись. А человек, который шантажирует вас, предположительно является опасным преступником, угрожающим безопасности страны. Вы должны рассказать мне всё по этим двум вопросам!

 

Джон понимал: в его проблему включилась спецслужба. И хотя не мог посвятить в тайну телефона МИ-6[1], которое может воспрепятствовать его исследованиям, в то же время понимал, что главной целью отдела является поимка Конспиратора. Поэтому теперь Джон пытался изменить тактику, и найти компромисс в переговорах со Сьюзен. Оставалось объяснить даме, что о своём артефакте он хочет умолчать от посторонних:

– Только при условии, что между нами будет договорённость о сохранении одной важной тайны, я смогу рассказать вам всё, что знаю об этом человеке. Только, прошу, верните мне телефон…

И Сьюзен ради подкрепления доверительных отношений передала телефон…

– Понимаете, этому человеку я совершенно не нужен. Ему за чем-то понадобился мой телефон. — Бизнесмен сделал продолжительную паузу, обдумывая следующие слова. — Возможно, он узнал о моих исследованиях. Телефон обладает необычными способностями, его микросхемы будто бы наделены разумом. И я собираюсь изучить данное явление. Только прошу вас, не говорите об этом начальству. Есть риск, что государство вмешается в мою работу. Однако сам по себе мобильный не угрожает безопасности страны. Угрозу представляет тот, кто хочет в преступных целях воспользоваться его феноменом.

Затем Джон сам поинтересовался:

– Объясните, какая задача у вас, в чём замешан Конспиратор?

– Если это тот самый парень, о котором я думаю, — пустилась Сьюзен в объяснения, — то у нашего агентства появилась прекрасная возможность закрыть дело четырёхлетней давности. Тогда – четыре года назад – хакер взломал сервер министерства образования страны. На него завели дело, в ходе которого выяснилось, что взлом – часть большого замысла. Расследование провалилось. Хакера не нашли, а наш отдел едва не расформировали, поскольку кто-то , будто бы из нашего же отдела, воспользовался уровнем доступа к секретной информации, и почистил данные и анкету одного разрабатываемого хакера. Теперь я более чем уверена, что это подстроил сам хакер. Ситуация скомпрометировала людей из нашего отдела, в том числе меня. Это едва не вызвало огласку и не дискредитировало агентство в глазах правительства. Но материалы следствия были вовремя изъяты, и засекречены. Теперь «руку и повадки» хакера я различила в вашем, как вы его называете, Конспираторе: подозрения вызвали его шантаж и взлом сервера. Всё намекает на одного и того же преступника. Нужно задержать этого парня и, возможно, вы даже не подозреваете, какая серьёзная опасность вам угрожает.

– Я-то как раз хорошо представляю, что он может сделать, — перебил предприниматель. Джону не оставалось ничего, кроме как посвятить агента в нюансы своей проблемы.

Сьюзен услышала интересный, но необычный рассказ. История сгодилась бы для боевика, потому что реальность походила на фильм.

Бизнес Джона начался с Интернета, когда тот стал заниматься созданием и продажей сайтов. Джон работал в паре с другим компьютерным гением Билом Гейтом. Но тот больше специализировался на создании алгоритмов, позволяющих поднять посещаемость сайтов обманными методами, а затем и вовсе увлёкся практикой взлома серверов. Но Джон стремился заработать не за счёт запрещенных приёмов, а за счёт повышения качества создаваемых сайтов. Дороги Джона и Била разошлись окончательно, когда Бил попытался взломать сервер правительства одной страны.

С тех пор Джон больше ничего не слышал о деятельности своего бывшего компаньона. Ходили слухи, что за Билом приезжали люди из МИ-6, и предлагали работу у себя. Прошло больше десяти лет, прежде чем бывшим соратникам снова довелось встретиться. Только теперь каждый выступал в новом амплуа: Бил — в роли шантажиста, а Джон — в роли жертвы. Джон несколько месяцев назад занялся исследованиями новых технологий, которые, как ни странно, прятались в его сотовом телефоне, освоение этих технологий много чего сулило. Непонятным оставалось только, как Бил прознал об этих исследованиях. А для подкрепления угроз, бывший компаньон не побрезговал воспользоваться незаурядными способностями в дезорганизации серверов.

Выслушав Джона, Сьюзен заключила:

– Вот как раз этого Била Гейта мы выслеживали четыре года назад, и я наслышана о нём! Но все данные по его дальнейшей судьбе были стёрты. Притом, как заявило начальство – мной же! Я понимаю ваше затруднение, и хочу помочь. Мне нужен только преступник, и его организация. На ваш объект мы пока не претендуем. И даю слово: позже вернёмся к вопросу о телефоне, и все деликатные подробности обсудим. А для эффективного сотрудничества, вы должны понимать: понадобится помощь отдела, аппаратура и доступ к секретной информации. Придётся ехать ко мне в штаб, и доложить о новой операции. Но в деле не будет ни слова о ваших исследованиях, поскольку мы не станем заводить новое, а «разморозим» дело против… как его там? – Конспиратора.

Джон согласился на такие условия, и вздохнул, как показалось Сьюзен, с облегчением. В принципе, и она была рада тому, какой оборот приняли переговоры.

– Мне необходимо ему позвонить ровно в полночь – сейчас 23:50, — продолжал Джон. — Я связываюсь с ним через некий коммутатор, настроенный Билом на один из городских таксофонов. Я звоню на таксофон, коммутатор вычисляет мой номер, и перенаправляет вызов Билу. Куда перенаправляется вызов, установить невозможно – я уже пытался, и не раз. Иногда Бил сам звонит. В этом случае его номер также не определяется. Мы связываемся только по телефону… Самый что ни на есть, Конспиратор, – иронично усмехнулся Джон.

– Ну что ж, будем действовать! — решительно заявила Сьюзен. В её глазах заблестели огоньки. — Сейчас вы звоните Билу, и назначаете встречу на завтра в 21:00. Можно даже в этом кафе. Соглашайтесь на его условия. Это понятно?

– Не совсем. Я не могу отдать ему мобильный! – упёрся предприниматель.

– Успокойтесь, — потребовала агент. – Ничего вы не отдадите. Нам нужно лишь привлечь Била, чтобы он обязательно явился на встречу.

Джон с понурым видом набрал номер таксофона. Через несколько секунд раздался щелчок, а затем голос Била:

– А, это ты. Ну что, решился? Отдаёшь мне артефакт, а я оставляю тебя и твою фирму в покое. Иначе придётся объяснять, почему ещё один сервер «полетел». Хочешь?

– Встретимся завтра в 21:00 в кафе «Плазма», — сдавлено отозвался Джон, проигнорировав вопрос.

– Значит, ты согласен, — удовлетворённо хмыкнул бывший компаньон. – Хорошо, в кафе – так в кафе.

Неприятель прервал разговор. Казалось бы, половина дела сделана. Для чего только Сьюзен понадобились целые сутки, что она задумала?

– Мы едем в штаб, — сообщила агент. – И как можно скорее!

– Зачем? – переспросил Джон.

– Как уже говорила, мой отдел необходимо поставить в известность.



[1] Секретная разведывательная служба Великобритании /Secret Intelligence Service (SIS)/ MI-6, осуществляет разведывательную деятельность «добывание и распространение информации о деятельности и намерениях иностранцев за пределами Великобритании, а также проведение специальных операций в интересах национальной безопасности». 10 этажей штаб-квартиры, возвышающихся над набережной, – лишь часть здания. Под землей расположено еще 5. Там размещаются самые важные подразделения МИ-6.

Предыдущая глава Следующая глава

16.04.2014, 621 просмотр.

Добавить комментарий

Варианты оформления

Товар добавлен в корзину

Хотите перейти в корзину и оформить заказ?

×