E-mail:

Skype: skyper-vovik

Выберите товар
и добавьте его в корзину.

Глава XX

Поделиться:

 


Не могу сказать, сколько находился без сознания, но когда очнулся, рядом были Зевс и двое хиронцев. Босс рассказал, что как только я отключился, они принялись меня реанимировать. Пульс и слабое дыхание присутствовали, и поэтому меня не мешкая понесли общими усилиями к долгожданному островку растительности и прохлады. Я сразу узнал грибовидное дерево, под которым лежал, хотя оно и выглядело в новом измерении иначе: как огромный костлявый зонт, со спицами – водоносными прожилками, и стволом – связкой из этих прутьев-жил. А вокруг них мякотью медузы нанизывалась остальная органика растения. Выходит и грибовидное дерево здесь имело свою оболочку.

Но ещё я удивился, что в новом измерении по-прежнему существовала вода. А впрочем, чего удивляться, когда именно из-за брызг воды в лицо, и одного введённого внутрь препарата, имевшегося в нагрудной аптечке Зевса, я пришёл в себя.

Словно прочитав мои мысли, Гу принялся мне объяснять:

– Это вода, пей её. Мир, в котором мы сейчас пребываем, ничем не отличается от предыдущего, где солнце светит жёлтыми, а не синими лучами. Проникнув сюда, мы не потеряли ни одного тела, а только стали видеть иначе, но и скрылись из вида в прежнем мире.

Пока Гу объяснял странности нового измерения, я осматривался и приходил в себя. Но вдруг я вспомнил о том, ради чего мы шли сюда:

– А где, собственно, хранилище «Рохор»? Кроме очередного мегалита слегка видоизменившегося, я больше никаких сооружений здесь не нахожу.

– О, тут ты попал в самую точку, – подхватил Зевс, – И ни тот ни другой, – босс указал на хиронцев, – кроме своей пресловутой рекомендации «помолиться у мегалитов» ничего толком сказать не могут.

Вскоре моё самочувствие наладилось, и я припомнил все события и замечательные соображения, посетившие меня перед солнечным ударом, и я понял:

– Ну конечно, храм находится не здесь. Он скрыт глубже! Зевс, теперь меня не смущают напутственные слова жреца о том, что мы вчетвером и есть новые посвящённые. Он имел в виду, что нам предстоит совершить обряд возле здешнего мегалита, и тогда мы попадём в измерение, где откроется хранилище.

Хиронцы уже полетели к камню, а я позвал Зевса за собой. Он ещё с минуту поколебался в сомнении:

– Ладно, убедил, пошли молиться. Просто я другого выхода из ситуации не вижу. Штаб всё равно не отвечает, а выбираться отсюда как-то  нужно.

Я обрадованно переспросил Зевса:

– Ты, правда, решил принять участие в ритуале?

– Видишь ведь, что иду с тобой, так чего спрашиваешь?

И вот вчетвером мы собрались вокруг одного единственного мегалита, о котором, кстати, докладывал в своё время орбитальный отряд. Только они тогда даже не подозревали, что хранилище «Рохор», действительно, окажется на этом месте, правда, совершенно в другом слое пространства-времени.

Всё что я успел понять о ритуале – рассказал Зевсу, и мы приступили к таинственному процессу трансформации континуума посредством молитв и камня.

Прошло около получаса с начала ритуала, но ничего явного не происходило. Хиронцы, конечно, были готовы молиться сутками напролёт, но я чувствовал, что энтузиазм Зевса постепенно иссякает, и вскоре, не дождавшись результата, он мог отказаться от участия в религиозном эксперименте. И тогда меня осенила замечательная мысль: а что если вместо чёрного конуса «Рохор» на вершину мегалита водрузить непосредственный антигравитационный элемент? Что если он заработает от наших ментальных усилий, и с его помощью мы скорее достигнем нужного эффекта?

Я прервал ритуал, при этом недолго пришлось уговаривать Гу, нарушить чистоту ритуала посвящения, поскольку я настаивал: предки когда-то  тоже начали использовать «Рохор», может сейчас самое время проявить изобретательность?

Благо, антигравитационный рюкзак был со мной: его снимали, только когда меня реанимировали. Но потом, очнувшись и набравшись сил, я опять надел рюкзак, надеясь, что когда-нибудь он пригодится.

Прервав ритуал, я вынул из рюкзака футляр, в который был встроен антигравитационный элемент. А затем извлёк сам элемент, после чего попросил младшего хиронца поднять устройство на вершину мегалита. И вот замысел был осуществлён, и цилиндрической формы антигравитон пребывал на мегалите вместо чёрного конуса. Что позволило всем взглянуть на ритуал по-новому и вдохновиться его свежим экспериментальным течением.

Мы в очередной раз расселись вокруг каменной глыбы, и продолжили молиться. И пускай теперь совершали действо не так усердно, как прежде, зато уже на третью минуту вокруг нас стали твориться невероятные метаморфозы:

Вначале изменения затронули растительность оазиса – та постепенно растворилась в воздухе, и мы остались сидеть на почти голой каменной площадке. Затем время замедлилось, и наши действия и даже мысли затормозились, тогда как сознание осталось прежним, способным улавливать разницу в сгустившемся пространстве-времени. При этом в ушах появилось напряжённое гудение.

Ритуальный мегалит на глазах становился выше, приобретал идеально ровные грани, превращаясь в самый настоящий обелиск. Затем и площадка поддалась общей динамике происходящего, и буквально оторвавшись от земли, начала возвышаться над остальной поверхностью, так словно бы мы поднимались на антигравитационном лифте. Но при этом парадоксально – совершенно не ощущали воздушных потоков и колебаний, и не испытывали перегрузок от подъёма. А площадка тем временем разгонялась всё сильнее, и уже неслась вверх с неимоверной скоростью, разрастаясь и раздаваясь при этом вширь.

А солнце со своим зеленоватым светом, напротив постепенно сдавало позиции, и меркло до тех пор, пока окружающее пространство не заполнилось однородным тусклым фиолетовым сумраком.

Через некоторое время вязкость пространства и времени рассеялась, и мы очнулись от ритуального транса, ощутив себя сильнее, быстрее и выше. Воздух стал более разряжённым, хотя и мерцал вдалеке сумеречным эфиром. А что касается нашего местонахождения, то с учётом испытанного перед этим длительного взлёта, представлялось, что мы очутились на вершине какой-нибудь горы, может быть даже Олимпа.

Сразу по завершению ритуала оба хиронца, обрадованные успехом эксперимента, подскочили ко мне, и принялись благодарить за находчивость. А ещё они были счастливы, что сумели преодолеть все трудности, и очутиться в хранилище «Рохор».

– Хранилище «Рохор»? – недоверчиво переспросил Зевс.

И я стал озираться кругом:

– Но где же чёрные конусы?

– Да вот же они – радуясь удаче и показывая по сторонам, разводил руками Гу.

И тогда, получше приглядевшись, я различил, что вдали мерцают именно конусы, а не какой-нибудь эфир пространства. И мы с Зевсом поспешили туда.

Продвинувшись достаточно в направлении кристаллов «Рохор», с интересом обнаружил, что площадка, на которой мы стоим, вовсе не обрывается, а на самом деле огорожена по периметру громоздящимися в необозримую вышину грудами конусов. И даже высоко вверху эта тёмная материя конусов не прерывалась ни единым просветом.

Подойдя к долгожданным кристаллам совсем близко, так, что к ним можно было прикоснуться, я увидел их совершенно не такими, как в привычном измерении. Здесь они походили на газовые образования, и всё же достаточно плотные.

Я ухватился за один такой конус: он напомнил мне мыльную пену, которая, единственное, имела чёткую форму, и ни за что не разрушалась. Например, если нажимал на конус, то рука проходила внутрь него, а когда вынимал руку, то конус оставался без каких-либо изменений, словно я его и не деформировал вовсе. Здесь «Рохор» походил на объёмное голографическое изображение, которое на ощупь было как вата.

– И что же, вы именно эти конусы берёте с собой в обычный мир, где они становятся абсолютно твёрдыми? – обернувшись назад, спросил я у Гу.

Не сразу ответив, он вначале прошёл в нашу сторону, и, только остановившись в нескольких шагах от меня, ответил:

– Я сам здесь впервые, но те, кто уже побывал, описывали хранилище «Рохор» именно таким, и про воздушность конусов тоже упоминали.

Тут Зевс обратился ко мне:

– А тебе не напоминает что-нибудь это пространство?

– Да, напоминает – наши же подпространства, создаваемые при помощи порталов антигравитации: подпространственные жилища, контейнеры и прочие прикладные решения…

– Вот именно! Но спрашивается, откуда такие технологии у нецивилизованных существ? Я уже конечно не берусь называть их отсталыми, они во многом преуспели, но не могли же они с технологией подпространств и порталов нас обогнать на столетия? Ведь как понимаю, этими ритуалами они пользуются не одно поколение. А у нас на Земле подпространства изобрели буквально полвека назад. Выходит за всеми этими фокусами кто-то да стоит – а точнее ещё более развитое человечество, чем наше!

– Всё никак не отступишься от своей надуманной теории заговора?

– С чего же надуманной? – смутился Зевс.

– Так ведь… – попытался было я разъяснить, но Зевс перебил:

– Посуди сам, зачем мы так долго слонялись в предыдущем измерении, в котором тебе же, кстати, больше всего не поздоровилось, прежде чем попасть сюда? И для чего нужно было создавать помехи связи с центром?

– Ты полагаешь, что прежний слой с сине-зелёным солнцем и эфирными спиралехвостами был подстроен сверхсуществами, которые хотели, чтобы мы даже при всём желании не смогли оставить экспедицию и вернуться на базу, но поддались бы необходимости провести этот ритуал?

– Да.

– Ну, нет. По-моему, Зевс, ты всё усложняешь. В этих совпадениях правильнее было бы разглядеть судьбоносность: что сам его величество случай так подстроил, чтобы, к примеру, ты согласился принять участие в ритуале. А что касается многократных переходов из измерения в измерение – это уже связано с непрерывностью процесса, так как минуя предыдущий слой не возможно было перескочить в нынешний. Предыдущее измерение как бы явилось ступенью на лестнице восхождения…

Можно сказать, Зевс выслушивал мои рассуждения с открытым ртом, как вдруг в наш диалог вклинился Гу:

– Хранилище «Рохор» – не сама цель, достигнув этого места, мы ещё не прошли посвящения полностью. Поскольку для того чтобы стать жрецами, нам нужно повторить подвиг наших предков и проникнуть в мир духов.

При упоминании духов Босс встрепенулся:

– Ага, что я говорил, всё-таки за всем этим стоят они – духи. Их конечным планом было устроить нам это вынужденное свидание. – Продолжал гнуть свою линию Зевс, но уже не без самоиронии. – Конечно, я не стану противиться, так уж тут повелось: сопротивление бесполезно. Иначе как мне потом прикажите самостоятельно отсюда выбираться? У них ведь всё продумано до мелочей. Так что, наверное, лучше будет принять их приглашение, глядишь, и на базу удастся вернуться живым и невредимым. Хотя чего я разжаловался, они по впечатлениям ребята довольно культурные, оттого даже подстроенные ими обстоятельства, не вызывают особого неприятия…

Дождавшись окончания тирады Зевса, я поинтересовался у Гу:

– Нам предстоит ещё куда-то перемещаться?

– В какой-то степени, но только на этот раз мы не сможем попасть туда полноценно. Поскольку для этого пришлось бы потерять множество физических тел, а мы этого сделать не посмеем. Поэтому в нашем случае войти в мир духов удастся лишь посредством сознания.

– И кстати, Зевс, видишь, подтверждается моя теория последовательного перехода, так как в мир духов мы опять же будем проникать именно из данного подпространства, являющегося предшествующим. Оно словно околоземная орбита, на которой земная атмосфера создаёт наименьшие помехи при исследовании космоса.

– Да я уж заметил, Галлий, что ты шаришь в этой религиозно-метафизической области. Если и дальше пойдёшь по этому пути, то станешь первым землянином, принявшим веру хиронцев, или что-то  типа того…

– Кстати! – я вспомнил слова старейшины, – Жрец нечто похожее мне предрёк, перед тем как покинул нас. Он предсказал, что я стану первым землянином, установившим стабильную связь с духовным миром нашей планеты. И всё же Зевс, по факту мы оба вскоре станем посвящёнными в «хиронскую веру», если так можно выразиться.

Закончив разглагольствовать, мы последовали за Гу обратно в круг мегалита, ставшего огромным обелиском, и снова принялись молиться. Мне было приятнее осознавать, что на вершине обелиска по-прежнему размещается антигравитационный элемент, который по моим предположениям помогает совершать между-пространственные переходы.

Только на этот раз предстоял переход иного плана. Странно, что я сразу не задумался над словами Гу, по которым наши тела останутся здесь, а в мир духов проникнет только сознание. Но как такое возможно? Разве сознание существует вне физического тела? Оказывается, возможно, когда в дело вступает ментальный двойник, посредством которого происходит знакомство с миром духов…

Предыдущая глава Следующая глава

13.05.2014, 661 просмотр.

Добавить комментарий

Варианты оформления

Товар добавлен в корзину

Хотите перейти в корзину и оформить заказ?

×