E-mail:

Skype: skyper-vovik

Выберите товар
и добавьте его в корзину.

Глава XV

Поделиться:

 


Прошло около двух часов, а мы всё летели следом за путеводителями. И мне было невдомёк, отчего так экспедиция продолжается так долго. Я-то вообще изначально думал, что хранилище «Рохор» находится в «шаговой доступности», а иначе жрецам было бы проблематично перед каждым ритуалом в поселении, совершать столь дальние перелёты за чёрными артефактами.

Но наша экспедиция шла полным ходом, и не собиралась заканчиваться. К тому же я пока не приметил ни одного ориентира, по которому хиронцы выбирают направление, но казалось, что они по-прежнему летят на юг, а пескам всё не предвидится конца и края. От кого-то на базе слышал, что это единственная на Хироне пустыня, по своим размерам превосходящая земную Сахару в несколько раз. И лишь Зевс из нас троих мезалийцев держался уверенно, разбираясь в происходящем. По крайней мере, каждый раз, как он спускался на нашу высоту, со своих планомерных подъёмов вверх, я читал сквозь прозрачный шлем дредноута по его улыбке на лице – довольство и полный контроль над ситуацией. Мне, конечно, было понятно для чего босс каждый раз на несколько сот метров взмывает над нами: чтобы только снова поддержать связь с центром управления на базе, а также получить от них важные расчёты и прогнозы. Скорей всего база, следившая за каждым манёвром экспедиции, пыталась, таким образом, заранее просчитать траекторию нашего дальнейшего перемещения, и, не дожидаясь окончания хиронского водительства, самостоятельно вычислить местоположение хранилища «Рохор». Но о том нашли они его уже, или нет, лично мне пока было неизвестно.

Под нами давно закончились охотничьи угодья, и осталось позади немало песчаных барханов, когда наши провожатые, ощутив, по всей видимости, усталость, решили подыскать место для стоянки. И, несмотря на то, что мне в отличие от аборигенов не приходилось махать крыльями, зато от подвешенного состояния на летательном рюкзаке, мои плечи порядочно затекли. Поэтому я тоже жаждал поскорее спуститься на землю. Но как оказалось, до передышки было ещё далеко.

Для начала жрец-старейшина снизился на достаточную высоту и бросил вниз припасённый камешек, сопровождая действие ритмичными звуками типа «домб-домб». До земли камню оставалось примерно два метра, как оттуда с феноменальной прицельностью вырвался спиралехвост, и поймал на лету брошенную приманку, плюхнувшись затем вместе с ней в песок.

Всем сразу стало ясно, что таким образом данная территория не подходит для приземления. Правда, не совсем было понятно, как спиралехвост оказался в нужный момент под приманкой, будто эти барханы напичканы хищниками. И причём те словно сговаривались между собой, чтобы только один выпрыгивал за потенциальной наживой, а его собратья тем временем экономили силы…

Однако всё на самом деле оказалось куда проще объяснимым, когда старейшина спустя какое-то время снова снизился чтобы проверить местность. И в этот раз на его приманку никто не отреагировал. Это значило только одно, что в первый раз сработала случайность, и «пираньи пустыни» отнюдь не населяли каждый квадратный метр, а только по стечению обстоятельств оказывались в нужный момент в нужное время. Однако спокойствию недр никто из хиронцев не поверил, и мы полетели дальше.

Затем ещё раза три с интервалом в километр старейшина проверял землю, а затем мы пролетели ещё дополнительные десять километров, пока, наконец, впереди не показались одиноко торчащие каменные глыбы. Подлетев к ним ближе, мы увидели, что это на самом деле ритуальные мегалиты. И когда они оказались под нами, старейшина дал знак снизиться, и мы опустились на землю.

На привале я, Зевс и Аид расположились поодаль от хиронцев и мегалитов: жрец-старейшина подозвал к себе посвящаемых учеников, и начал им что-то рассказывать на родном «огроогохающем» языке. Улучив момент, пока они все замолчали, я по просьбе Зевса подошёл к Гу, чтобы узнать: что они здесь собираются делать, и где всё-таки находится хранилище «Рохор». На что Гу ответил: к хранилищу предстоит длительный путь, и оттого насколько усердно они будут молиться у святых камней, зависит то, как скоро мы туда доберёмся. Такой ответ меня естественно смутил, и я переспросил Гу, как же их молитвы способны приблизить к нам хранилище «Рохор», и самое главное, как они без чёрного конуса собираются молиться у мегалитов, ведь насколько я знаю, так они никогда не поступают.

Впрочем, как выяснилось из объяснения Гу, я всё же ошибся. По преданиям, давным-давно первые хиронцы совершили этот духовный прорыв. У них тогда не было никаких «Рохоров», но в том и заключалось величие прорыва, что без помощи чёрного конуса древние смогли узреть, и проникнуть в мир духов. Духи же дали жрецам предков сгусток тёмной материи, названный впоследствии «Рохор», при помощи которого те могли впредь без особых трудностей и энергозатрат держать связь с параллельным миром.

Выслушав легенду, я сообразил, что с тех самых пор все хиронские неофиты, чтобы пройти посвящение в жрецы, должны как бы воспроизвести духовный прорыв древних, и без помощи «Рохор» выйти в иной мир.

После разговора Гу сразу направился в круг мегалитов, где с другим неофитом и со жрецом-старейшиной они принялись совершать религиозный ритуал. А я пошёл к Зевсу с Аидом поделиться добытыми сведениями. Боссы выслушали меня с неподдельным вниманием, но когда я закончил, Аид первый озвучил своё недоверие по поводу умения хиронцев проникать в параллельные миры:

– Во-первых, как мы знаем, для создания более-менее стабильных порталов в параллельные миры, или как мы их называем подпространства, нужны мощные источники энергии, и нужны соответствующие высокие технологии для создания антигравитации, раздвигающей пространственно-временной континуум. А у хиронцев нет, насколько выяснили наши учёные: ни мощных источников энергии, ни должной технологии. И вообще им до нашего уровня цивилизации предстоит самоотверженно и упорно развиваться в течение многих тысячелетий.

А во-вторых, для примера за подпространствами далеко ходить не нужно. Наши учёные уже широко пользуются этим удивительным открытием альтернативных континуумов. И хотя изучения в данной таинственной области ещё в самом начале, но мы уже можем с определённой долей уверенности заявлять, что там никаких разумных существ и тем более духов нет…

Тут я вмешался в рассуждение Аида, и высказал собственное предположение:

– Быть может, создаваемые нами подпространства не достаточно глубоки, и стабильны, чтобы обнаружить там тех, о ком говорят хиронцы?

– А у этих аборигенов-то тогда откуда столь продвинутые технологии, чтобы заглядывать глубже нашего? Хотя, конечно, не буду ни на чём особо настаивать, я только основываюсь в своих рассуждениях на открытиях наших учёных. А те, ни о каких духах в подпространствах ещё ничего не заявляли.

Зевс, выслушав нас с Аидом, представил свою прагматичную, и почти непоколебимую позицию.

– Безусловно, все эти научные объяснения интересны, но хочу обратить ваше внимание на очевидные вещи: хиронцы водят нас за нос. Я уже предчувствую, как они задумали плутать по пустыне от одного мегалита к другому. Одно пока не совсем ясно: с какой целью они это намереваются делать? А что касается разных там духов, так ещё раз вам повторяю – это те самые разумные представители на Хироне, и наши главные конкуренты, которые уже подчинили себе хиронцев, а теперь собираются заарканить нас. Но говорю вам, им это не удастся! Потому что уже сейчас на базе просчитывают все возможные траектории экспедиции, и требуется ещё только одна точка, то есть координаты ещё одного места нашего привала, и тогда оперативная группа сможет вылететь к хранилищу «Рохор», не дожидаясь пока нас приведёт, и проведёт этот хитроумный жрец.

С таким решительным настроем Зевс продолжил попытки налаживания телекоммуникации с орбитальным отрядом и базой. Спустя полчаса хиронцы освободились от ритуала, и жрец дал знак двигаться дальше.

И вот мы снова летели над пустыней. Мегалиты первого привала скрылись за горизонтом, сотканным из хребтов песчаных барханов, и о том, как скоро намечается следующий привал, и где дожидается очередное мегалитическое сооружение, по крайней мере, из нас, мезалийцев, никто не знал. Тем временем солнце, давно перевалив через зенит, близилось к закату, предрекая наступление вечера. И теперь мне и моим олимпийским соратникам становилось ясно, что экспедиция не уложится в один день. Хотя почему-то вначале все мы полагали, что хранилище находится недалеко от хиронского поселения, близ Олимпа, и оттого считали, что экспедиция продлится не дольше нескольких часов. Но в итоге затянулась на несколько дней.

Ещё через пару часов полёта, жрец стал проделывать то же, что и в первый раз при приближении к ритуальным мегалитам. Он бросал по несколько камешков на землю, через определённое расстояние, и наблюдал, как на это отреагируют спиралехвосты. А те то моментально выскакивали из песков, то находились где-то неподалёку, притаившись. Когда же пролетев с десяток километров, на горизонте показались мегалиты, жрец, убедившись в относительной безопасности поверхности земли, опустился на неё, сделав и нам соответствующий жест приземляться.

На этот раз наш привал оказался куда более приятным – мегалиты стояли посреди небольшого оазиса. Причудливые растения, по всей видимости, уходящие корнями глубоко под землю, достигали подземных вод, и в результате выживали даже в таких засушливых условиях. И более того, победившие пустыню удивительные растения надземной частью похожие на большие грибы, своими шляпами создавали тенистые пространства, и добывали живительную влагу не только себе, но и другим мелким травянистым растениям. С внутренней стороны мясистых шляп «оазисообразующих» чудо-грибов, имелись многочисленные канальцы, по которым медленно текла вода, и через поры выделялась и капала на затенённую поверхность. От этого земля под деревьями-грибами обильно зарастала травой.

На мой взгляд, это были просто чудо растения, которые обеспечили нам не долгий, но ободряющий отдых. Под тенью и мелким «грибным дождём», я, Аид и Зевс уселись, чтобы перекусить. Наши блюда получились незамысловатыми, состоящие из сбалансированных питательных смесей в специальных герметичных упаковках. Эти смеси у каждого из нас были припасены в подпространственных боксах. И доступ к своим припасам мы улучали только когда хиронцы не проводили ритуалов, а также как мы, тихо-мирно сопели, поскольку лишь в это время исправно работали антигравитационные устройства, в том числе и подпространственные хранилища. Сидя поодаль от нас, под соседними грибами, хиронцы питались добытой на территории оазиса пищей, и заранее заготовленными у каждого в авоськах овощами и вяленными спиралехвостами.

Спешно перекусив, Зевс вышел на связь с базой, откуда при помощи спутников установили точные координаты нашего местоположения. В лице босса читалась надежда на скорейший благополучный исход предприятия.

А хиронцы как всегда, отдохнув и поужинав, забрели вглубь грибного оазиса к установленным там мегалитам, и принялись совершать вокруг них молитвенные практики. Тем временем у Зевса начались неполадки связи: на несколько минут он даже вовсе её потерял, но затем связь возобновилась, и как я понял с его слов: орбитальный отряд уже вылетел на предполагаемое местоположение хранилища.

Вдруг со стороны мегалитов из-за ближайшего к нам гриба-дерева показался старейшина. Я ещё успел в этот момент подумать: «С какой целью он прервал свой ритуал? Видимо оттого и связь Зевса с базой наладилась».

Но жрец, не обращая внимания ни на Аида, ни на Зевса, подлетел ко мне, и, поклонившись, воскликнул: «Огроогохо (Дарующий свет!). Затем руками поманил к себе, и, отлетев на несколько взмахов крыльями в сторону мегалитов, снова воскликнул: «Огроогохо!». Зевс, прищурившись, посмотрел на меня:

– Кажется, жрец хочет, чтобы ты пошёл за ним. Так чего стоишь, пойди и узнай, зачем ему понадобился.

Сперва я растерялся, но быстро опомнившись, с видом божественного достоинства отправился за жрецом. Обернувшись, и посмотрев на боссов, заметил пасмурность и недоверие в их лицах, обращённых в мою сторону, словно они заподозрили меня в сговоре с хиронцами. Но на тот момент я не мог ни оправдаться, ни опровергнуть дурных мыслей в свой адрес, так как следовал за жрецом к мегалитам.

Когда мы со старейшиной подошли к молитвенным камням, там был Гу и другой юный ученик. Я попробовал было узнать у Гу, зачем понадобился им, но только я обмолвился, как жрец перебил меня, и сам начал что-то  говорить моему переводчику.

Следом последовал перевод:

– Духи ведают: «Твоя земля там, где одно огненное светило и одно тусклое».

Я удивлённо посмотрел на жреца, и конечно понял, что речь идёт о моей родной планете, о солнце – огненном светиле и луне – тусклом.

Потом жрец снова что-то сказал Гу, и тот перевёл сообщение:

– Духи говорят, что и у вас есть свой мир бессмертных, но вы пока от него прячетесь. Однако вскоре ты, «Гохлий», станешь их проводником на своей земле…

От этого заявления я, естественно, пребывал в кратковременном трансе… А как же теперь моё приветственное имя «Огроогохо», и величественное амплуа бога солнца? Главное, откуда этот жрец знает моё настоящее имя, ведь произнеся «Гохлий», он, конечно же, имел в виду «Галлий». А это уже не смешная шутка – называть меня так, как могут знать только мезалийцы. Впрочем, против аргументов жреца я ничего не мог возразить, поскольку он сказал правду, и к тому же всегда внушительно звучат пророчества. Ведь то, что якобы я стану проводником духов на своей планете – раскрывает для меня моё же будущее, а это всегда пугает, и одновременно завораживает. Поэтому я просто промолчал. А жрец посредством Гу передал ещё одну весть духов, больше напоминающую совет: дескать, мне следует начать молиться уже сейчас, чтобы к прилёту на Землю, я обладал достаточным опытом в общении с бессмертными.

Ну как ещё я мог поступить в данной ситуации, когда, если так можно выразиться, потерял прежнее божественное достоинство? – Естественно, я подчинился провидению «бессмертных», и стал повторять за движениями и возгласами хиронцев. Но ещё большее противоречие во мне вызвали нахмуренные взгляды боссов, стоявших в ста метрах от нас, и сердито наблюдавших за мной.

Когда ритуал завершился, то я с видом провинившегося школяра вернулся к соратникам, и хотел было оправдаться, почему принял участие в «мегалитопоклонстве» аборигенов, но у обоих боссов вдруг появились неотложные дела, и они под разными предлогами разошлись в противоположные края оазиса, оставив меня наедине со своими размышлениями. Аид ушёл собирать образцы грибовидных деревьев, а Зевс принялся устанавливать связь с базой. Издалека я видел, как он оживился, видимо благополучно наладив сообщение. Но затем спустя какое-то время, когда уже Аид возвратился, запасшись необходимым количеством образцов в подпространственном хранилище, и я уже поговорив с Гу, и узнав, что до заката солнца нам вряд ли удастся найти более подходящее место для ночёвки, чем этот оазис, и потому скорей всего придётся заночевать здесь. Тогда-то к нам с Аидом и подошёл в мрачном расположении Зевс, сообщив, что орбитальный отряд уже слетав на вычисленное штабом местоположение хранилища, в результате там ничего не обнаружил. Только лишь одинокий мегалит в отличие от популярных хиронских комплексов, где, как правило, располагалось по шесть-семь здоровенных камней.

Трактуя полученный отрицательный результат, база выдвинула сразу несколько предположений: первое из них самое банальное – то, что хранилища вовсе не существует, а чёрные конусы на самом деле находятся в пещерах жрецов. Но база уверяла: в их расчёты не могла закрасться ошибка, и с наибольшей вероятностью они установили наш конечный пункт экспедиции…

После Зевс ещё долго общался с командным центром, но никаких более обнадёживающих версий тем вечером не было выдвинуто. И все сошлись на необходимости ждать утра.

Предыдущая глава Следующая глава

08.05.2014, 598 просмотров.

Добавить комментарий

Варианты оформления

Товар добавлен в корзину

Хотите перейти в корзину и оформить заказ?

×