E-mail:

Skype: skyper-vovik

Выберите товар
и добавьте его в корзину.

Глава VIII

Поделиться:

 


Добросовестно выполняя миссию по оцивилизовыванию хиронцев, я принял «сценический» образ древнегреческого бога солнца, Аполлона, так как выше уже оговаривал: кожа моя отливает серебристым цветом. Конечно, с таким же успехом мне могла достаться роль бога луны, но сами понимаете, олицетворять луну больше подходит женщине, и вдобавок у Хирона имелось целых три естественных спутника. Поэтому богинями лун стали три мезалийки третьего эшелона.

Что касается первого эшелона, представителями которого на базе являлись пять мезалийцев, входящих в Совет, то они заняли соответствующие почётные руководящие позиции в древнегреческом пантеоне, как то: Зевс, Посейдон, Аид, Арес и Гера. Все остальные «божественные образы» распределились между мезалийцами второго и третьего эшелонов. И честно скажу, я гордился тем, что оказался обладателем образа Аполлона, равного среди главных древнегреческих богов.

Далее, чтобы в полной мере реализовать вставшую перед нами задачу по оцивилизовыванию хиронцев, следовало переместиться к ним поближе. Опять же для сходства с древнегреческой мифологией, наш межзвёздный корабль перелетел к северо-востоку от первой базы – на вершину высочайшей кельвинийской горы, которую мы недолго думая, назвали Олимпом. И по счастливой случайности, у подножия этой горы располагалось одно из самых крупных хиронских поселений – что, несомненно, оказывалось нам на руку.

Таким образом, на осваиваемой планете мы организовали уже две базы: одна осталась возле портала, и возникла вторая на горе Олимп, на подступах к которой был разбит небольшой «божественный» лагерь. Откуда мы ежедневно навещали хиронцев, действуя по продуманным стратегиям их оцивилизовывания.

Не трудно догадаться, что моя задача при работе с коренными жителями планеты, заключалась в ведении хронологических отчётов и всевозможных статистик. Иначе как ещё объяснить тот факт, что к написанию данного рассказа приложена моя рука?

Однако если поначалу кто-то и считал взятые нами обязательства скучными и бесполезными, то уже буквально при перелёте на местный Олимп, все могли убедиться в трудности и опасности задуманного предприятия. Естественно, перед тем, как поднять в воздух огромный звездолёт, на местность, на которую предполагалось его опустить и основать новую базу, была выслана разведывательная бригада. Как потом рассказывали разведчики: при подлёте к крупнейшему поселению хиронцев, приборы их машин забарахлили, но вместо снижения они рискнули подняться на высоту в десять тысяч метров против первоначальных четырёх, и системы пришли в относительно стабильный режим. Однако информация о сбоях в разведывательных полётах без промедления поступила в капитанскую рубку, и там возникло сомнение в успешности поставленной задачи, отчего даже хотели развернуть разведчиков. Но так как те всё-таки справились с управлением, операцию продолжили.

Когда разведчики пролетали над поселением, то в их приёмниках улавливались смутные роптания непонятного происхождения, а где-то на земле виднелись завихрения воздуха, словно зачатки ураганов повисли над поселением аборигенов. Позже на основе всех имеющихся фактов данные воронки и странной природы волны, нарушающие работу приборов, были соотнесены непосредственно с религиозными ритуалами хиронцев.

Перелёт космического корабля-базы на новое место прошёл без затруднений, скорей всего по той лишь причине, что он совершался на очень большой высоте. Но вскоре множественные рядовые полёты наших миссий в поселение хиронцев затруднились участившимися аномальными сбоями в работе оборудования вблизи от мегалитов поклонения.

Так однажды, мезалиец третьего эшелона из божественного отряда, носящий образ Асклепия – бога врачевания, при возвращении из поселения на Олимп, едва не разбился о скалы. Его спасло только своевременное катапультирование над скалистыми подступами к базе. Зато взрыв его летательного аппарата произвёл неизгладимое впечатление на аборигенов, поклонявшихся неподалёку. Как позже констатировала комиссия о причинах аварии: «Сбой в работе антигравитона транспортного средства также был вызван волнами неизвестной природы, проистекавшими из геометрического центра мегалита. И одним из влияний этих волн явилось как раз угнетение антигравитационной способности двигателя аппарата».

Буквально в тот же день, когда Совету стало известно об очередной аварии, было созвано экстренное заседание, на котором обсуждались пути выхода из изрядно всем поднадоевшей ситуации с участившимися сбоями во время полётов. С этой опасной тенденцией следовало что-то делать. И многое указывало на источник, где искать причину проблемы. Поэтому в первую очередь Совет предписал исследовать оккультные мегалитические сооружения, они же места поклонения хиронцев. Во-вторых, разобраться в основах странной религии аборигенов, и главное в природе мистическим образом возникающих вокруг этой веры завихрений континуума и волн, способных ослаблять действие высокотехнологичных антигравитационных устройств.

Оккультные сооружения хиронцев, как правило, располагались на равнинной местности, неподалёку от которых устраивалось поселение. Но не все хиронцы жили в поселениях, некоторые гнездились в пещерах, искусственно вырезанных в горах. Эта привилегия, а может наоборот аскеза – занимать пещеры, назначалась не каждому хиронцу, и зависела от его социального статуса. Как и в любом обществе, у хиронцев имелось своеобразное расслоение. На вершине иерархии находилось жречество, представители которого проводили обряды около мегалитов, и они же устраивали себе что-то  вроде гнёзд в горных пещерах, где обитали всё время, и совершенствовались в служении своей вере. Только приблизительно раз в неделю, они спускались в поселение к соплеменникам, охраняющим мегалиты, чтобы провести там очередной обряд.

Вообще, я не зря обмолвился, что хиронцы охраняли свои религиозные сооружения, и были по натуре существами строгими. И к нам они как к чужестранцам относились с настороженностью. Однако, то ли под действием нашей пропаганды, то ли на почве собственного мировосприятия, они стали принимать нас за кого-то вроде богов, спустившихся к ним с небес. Некоторые даже причисляли нас к богам своей веры, впрочем, несколько отстранённым от их религиозного служения. Но веру свою никто из хиронцев на моей памяти никогда не оставлял. В ней было что-то на самом деле мистическое и действенное. Она, чем дольше мы с ней сосуществовали, обретала в наших глазах всё больший материалистический вес, и даже казалась опасной, нежели какая-нибудь простая ментальность.

И, тем не менее, хиронцы подпускали наши экспедиционные группы к своим мегалитам. Когда исследователи прилетали к реликвиям аборигенов, то жрецы обычно прятались неподалёку, наблюдая за тем, как изучаются их каменные сооружения. После нескольких экспедиций к оккультным сооружениям, исследователи с сожалением констатировали, что никаких волн и завихрений вокруг этих камней не обнаружили. Но было отмечено, что без вмешательства самих хиронских жрецов, данные мегалиты не проявляют никакой активности, и являются не более чем обыкновенными каменными глыбами. Зато, когда жрецы проводили обряды, камни словно оживали. Для всех нас это было очевидным, но вот что становилось действительно странным, так это то, что пока ещё никто кроме меня не наблюдал воочию хиронских ритуалов. Во время наших экспедиций хиронцы попросту их не проводили.

И вот именно тогда, спустя целый хиронский месяц, впрочем, не намного отличающийся от земного, начальство вновь заинтересовалось моим первым отчётом. Из архива были подняты видеозаписи, полученные в ходе работ по развёртыванию сети датчиков в окрестностях первой базы. Напомню, тогда эти датчики зафиксировали падение с двухкилометровой высоты некоего чёрного каменного конуса, который с собой переносил и случайно выронил хиронский жрец. На немногочисленных кадрах поклонения наши учёные могли наблюдать данный чёрный конус водружённым на вершину мегалита. Отсюда следовал вывод, что для раскрытия таинственной веры аборигенов, или хотя бы для приближения к её разгадке, требовалось, как минимум раздобыть один из таких конусов. Но хиронцы словно знали о нашей догадке, и никакой возможности нам улицезреть вживую этот специальный артефакт не предоставляли.

Здесь действовал какой-то хитрый расчёт, поскольку ритуалы они по-прежнему проводили, но на кораблях по известным причинам близко к районам проведения ритуалов было не подобраться, поскольку приборы выходили из строя. А когда исследователи настигали мегалиты на своих двоих, то практически все хиронцы уже успевали разлететься, и в первую очередь всегда улетал жрец с чёрным конусом, как можно лучше пряча его от посторонних глаз. Хиронцы будто посмеивались над нами, или скорей всего действовали по чьему-то авторитетному для них указу. Ну не пытать же нам было аборигенов, ведь к нам, если не считать аномальных ритуалов, они относились доброжелательно. К тому же коль мы взялись быть их наставниками и цивилизаторами, то должны были первыми подавать пример гуманности. В общем, задача разгадки феномена хиронской религии, её воздействия на наше оборудование была тем желаннее и приоритетнее, чем сложнее и запутаннее становилась.

Предыдущая глава Следующая глава

27.04.2014, 686 просмотров.

Добавить комментарий

Варианты оформления

Товар добавлен в корзину

Хотите перейти в корзину и оформить заказ?

×