E-mail:

Skype: skyper-vovik

Выберите товар
и добавьте его в корзину.

Экранизация «Розы Мира»

Поделиться:

 


Перед современным высокотехнологичным кинематографом стоит грандиозная и увлекательная задача – экранизировать сказочную, сюрреалистичную и провидческую книгу Даниила Андреева «Роза Мира». И для начала этот мировоззренческий трактат следует преобразовать в фантастический, окрыляющий сознание сценарий.

Сценарий для одноимённого фильма по книге «Роза Мира» я вижу таким, можно сказать, сам автор даёт соответствующие подсказки. Всё начинается с того, как маленький Даниил впервые переживает чувство религиозного восхищения…

«Первое событие этого рода, сыгравшее в развитии моего внутреннего мира огромную, во многом даже определяющую роль, произошло в августе 1921 года, когда мне еще не исполнилось пятнадцати лет. Это случилось в Москве, на исходе дня, когда я, очень полюбивший к тому времени бесцельно бродить по улицам и беспредметно мечтать, остановился у парапета в одном из скверов, окружавших Храм Христа Спасителя и приподнятых над набережной. Московские старожилы еще помнят, какой чудесный вид открывался оттуда на реку, Кремль и Замоскворечье с его десятками колоколен и разноцветных куполов. Был, очевидно, уже седьмой час, и в церквах звонили к вечерне… — Событие, о котором я заговорил, открыло передо мной или, вернее, надо мной такой бушующий, ослепляющий, непостижимый мир, охватывавший историческую действительность России в странном единстве с чем-то неизмеримо большим над ней, что много лет я внутренне питался образами и идеями, постепенно наплывавшими оттуда в круг сознания. Разум очень долго не мог справиться с ними, пробуя создавать новые и новые конструкции, которые должны были сгармонизировать противоречивость этих идей и истолковать эти образы. Процесс слишком быстро вступил в стадию осмысления, почти миновав промежуточную стадию созерцания. Конструкции оказались ошибочными, разум не мог стать вровень со вторгавшимися в него идеями, и потребовалось свыше трех десятилетий, насыщенных дополняющим и углубляющим опытом, чтобы пучина приоткрывшегося в ранней юности была правильно понята и объяснена.

В ноябре 1933 года я случайно — именно совершенно случайно — зашел в одну церковку во Власьевском переулке. Там застал я акафист преподобному Серафиму Саровскому. Едва я открыл входную дверь, прямо в душу мне хлынула теплая волна нисходящего хорового напева. Мною овладело состояние, о котором мне чрезвычайно трудно говорить, да еще в таком протокольном стиле. Непреодолимая сила заставила меня стать на колени, хотя участвовать в коленопреклонениях я раньше не любил: душевная незрелость побуждала меня раньше подозревать, что в этом движении заключено нечто рабское. Но теперь коленопреклонения оказалось недостаточно. И когда мои руки легли на ветхий, тысячами ног истоптанный коврик, распахнулась какая-то тайная дверь души, и слезы ни с чем не сравнимого блаженного восторга хлынули неудержимо. И, по правде сказать, мне не очень важно, как знатоки всякого рода экстазов и восхищении назовут и в какой разряд отнесут происшедшее вслед за этим. Содержанием же этих минут был подъем в Небесную Россию, переживание Синклита ее просветленных, нездешняя теплота духовных потоков, льющихся из того средоточия, которое справедливо и точно именовать Небесным Кремлем. Великий дух, когда-то прошедший по нашей земле в облике Серафима Саровского, а теперь — один из ярчайших светильников Русского Синклита, приблизился и склонился ко мне, укрыв меня, словно эпитрахилью, шатром струящихся лучей света и ласкового тепла. — В продолжение почти целого года, пока эту церковь не закрыли, я ходил каждый понедельник к акафистам преподобному Серафиму и — удивительно! — переживал это состояние каждый раз, снова и снова, с неослабевающей силой».

Затем по сценарию фильма следуют наиболее яркие моменты его жизни, отражающие неординарную тяжёлую судьбу. Как Андреев ночи напролёт трудится на благо фронта, находясь в блокадном Ленинграде. И только знакомство с будущей женой, ненадолго скрашивает те мрачные события; знаменательная встреча с преданной и любящей душой, посвятившей себя служению его писательскому и пророческому предназначению.

С каждой преодолённой вехой, философ всё ближе к труду своей жизни. Всё чаще и длительнее у него случаются прозрения в иную реальность, различные творческие запечатления таких состояний метко названы им «сквозящим реализмом».

Очередной подобный случай произошёл с ним в другой миг отдохновения, когда убежав на время от цивилизации, Андреев на целый день уединился в лесу и встретился там с живым струящимся водоёмом, сквозь переливные воды которого узрел озорных существ иного слоя брамфатуры планеты – прекрасных и лучезарных стихиалей. В этот счастливый момент краткого отдохновения – очага света посреди безбрежного сумрачного пути, он отдался всей душой моменту невыразимого радостного общения с прекрасными стихиалиями.

Но жизнь философа словно качели. Теперь сюжет фильма подошёл к кульминации. За свой про религиозный труд «Странники ночи», исполненный описанием молитвенного подвига – Даниил Андреев подвергается аресту.

«Странников ночи» впоследствии сожгут. Но эта работа оказывается лишь предтечей. И теперь, снося тюремные муки, Андреев пишет труд жизни – книгу, которую ему стоило больших усилий сокрыть и уберечь от изъятия охраной, сохранить в своей тюремной камере и затем передать жене, чтобы уже после его смерти книга ожила среди потомков.

Именно в неволе сознание философа испытало окончательный прорыв, произошло тотальное разоблачение Изиды. Андреев прозрел в миры Инферно и Горние. И именно отсюда начинается главное фантастическое приключение автора сначала по метафизике Галактики, а потом и по метаистории России и всего мира.

Это путешествие начинается со спуска в инфрамиры. В каждом слое раскрывается своя драма, перед зрителем разворачивается короткая интригующая история борющихся противоречий и противоположностей, конфликтов обстоятельств и нравственности в неповторимых материальных условиях, с которыми сталкиваются тамошние жители.

Спуск автора сопровождается падениями великих личностей человечества, пока, наконец, не происходит взгляд в самую мглу, где роятся демоницы и над морем страданий простирается великий планетарный демон. Это будет ужасное мгновение с осознанием тех жестоких планов, которые вынашивает в своём замке Антидемиург, и какую участь он готовит для Земли.

После этого холодящего момента, главный герой совершит подъём в синклиты мира – в миры просветления и высших духов. Там внимание зрителей поразит сказочное благоденствие, непередаваемые масштабы и краски.

И вот на моменте этого благоденствия проявится история человечества в недалёком будущем, во времена расцвета Розы Мира. Это будет великолепный, полный храмов и служения Богу мир, его архитектура, многочисленные фонтаны, гражданская свобода и высокодуховный жизнеуклад впечатлят современные умы.

Но тот мир понемногу станет забывать о скрытой угрозе, на время затаившейся в недрах Земли и в глубинах устройства самого человечества. Люди спустя столетия забудут о дозоре, контроле и распознавании проявлений эйцехоре, которое никуда не делось, просто атмосфера до того просветлела, что порокам сложно стало взращиваться в столь просвещённом обществе.

Но зло не дремало: в замках Инферно Гагтунгром (планетарным демоном) всё это время готовились тёмные мессии, а потому, когда им настало время воплотиться в человечестве вновь, то никакие институты просвещения и духовности не смогли искоренить их изворотливую, искусную злонамеренность. И многовековой мир, забывший о потрясениях прошлого, потерял с тем и инъекцию от превратностей в них ввергающих.

Тогда носители тёмных миссий, не распознанные в самом начале, искусили сотни и тысячи, и на месте этого однополярного глобализованного мира благоденствия – образовалась самая усугублённая, внешне никем не сдерживаемая, тоталитарная система. Почва для Его приходя была подготовлена, и Он, с числом зверя, пришёл на Землю.

Затем всё происходило почти как по откровению Иоанна, только апокалиптическим событиям предшествовало столетнее правление Антихриста. Но и самой кромешной тьме когда-нибудь приходит конец, и после всех пережитых агоний, человечество претерпело целительное просветление, и сбрасывание с себя тяжёлых кармических оков, порочного грубо-материального тела, в котором заключалось зерно зла.

Добро восторжествовало. И на образе преображения планеты, мы застаём сидящим за письменным столом больного и ослабшего от десятилетия тюремных испытаний Даниила Андреева, дописывающего окончание труда своей жизни. Он, наконец, был амнистировать, и вот освобождённый, хотя и понимающий, что осталось немного на этом свете, Андреев торопится успеть…

И следует красивый финал: книга «Роза Мира» закончена – этот великий философский трактат о мироздании, находясь в постели при смерти, Андреев завещает своей преданной трогательной жене: донести до будущих поколений их совместное выстраданное дитя.

Январь 2015

13.01.2015, 1296 просмотров.

Добавить комментарий

Варианты оформления

Товар добавлен в корзину

Хотите перейти в корзину и оформить заказ?

×