E-mail:

Skype: skyper-vovik

Выберите товар
и добавьте его в корзину.

Рецензия на спектакль о Пушкине

Поделиться:

 


29 октября 2012 г. с гастролями в Киров приезжал театр Сергея Безрукова со спектаклем «Пушкин».

Вообще в этот месяц как из рога изобилия пожаловали в провинцию разные столичные гости: это и Киркоров, и Гальцев и даже новоиспеченная звезда Нюша. Словно за лето, изрядно покутив заграницей, всевозможные короли страз и прочие вельможи шоубизнеса вздумали произвести чёс по стране, дабы собрать с простых смертных дань, на которую затем снова можно будет укатить в свои столицы, заграницы – кутить, и транжирить народные средства дальше.

И так как в выше описанный ряд сомнительных звёзд абсолютно точно не попадает Безруков, чей талант и высокий уровень очевидны, то среди всевозможных Киркоровых и Нюш, я недолго думая, предпочёл спектакль Безрукова. К тому же меня, как человека, вращающегося в литературных кругах, и питающего слабость к поэзии, весьма заинтриговала заявленная в афише тема спектакля: театральная постановка жизни самого Пушкина! Естественно, на видение зарекомендовавшего себя театра по поводу такой гениальной личности как Александр Сергеевич, всегда хочется обратить внимание.

Именно поэтому за целый месяц до спектакля я приобрёл билет за немалую сумму. И с большим трепетом охранял его от потери. Но также хранил и тайну о своём намерении пойти на спектакль, не рассказывая никому, чтобы остальные люди пускай даже ненароком, не сглазили моё предвкушаемое культурное счастье.

Итак, наступил долгожданный день культпохода. На дворе был уже конец октября. В честь приезда столичных гостей ударили крепкие, сравнимые с январскими морозы. Время было шесть вечера, за окном темно, нарядившись по-зимнему, я отправился в филармонию. И честно скажу, не зная, как долго продлится выступление артистов, наивно полагал, что уже часа через два освобожусь, отчего строил какие-то планы на оставшийся вечер. Однако, как вышло на самом деле, весь этот вечер мне всецело пришлось посвятить впечатлениям от «Пушкина».

И следует признаться: ни потраченных денег, ни времени, мне оказалось совершенно не жалко. Скажу даже так: сходив на спектакль Безрукова, я разорился на несколько тысяч рублей, но зато разбогател на целого Пушкина в придачу со свидетельством живой игры талантливых актёров.

Постановка сделана с умом, так что подарила очень красочный и целостный образ гениального поэта. Но и не только: а также удалось погрузиться в эпоху русских царей, словно переместиться на сто семьдесят лет назад, загореться проблемами и идеями революционно-освободительных движений, столкнуться с жестокостью сопротивляющихся бунтарству народа властей. Удалось услышать, и почувствовать многократное превосходство богатого русского языка прошлого над современным русским, изрядно отупевшим от прозападных поверхностных привнесений. Также после лицезрения спектакля, мне стала яснее и не так удивительна сама возможность феномена Пушкина в те времена, и его поэтическое могущество! Ведь он просто-напросто пропитывался высокоинтеллектуальными речами своего культурного окружения, и это ему дало многое, если не сказать, что практически всё.

Только не совсем, на мой взгляд, обязательно было прошивать спектакль сценами с распитием спиртного. С самого начала происходят сцены злоупотребления алкоголем Пущиным Иваном Ивановичем, в гостях у Пушкина в имении Михайловском, опустошившего аж целых два графина какой-то настойки, по специальному рецепту Арины Родионовной, с которой потом Пущин бесцеремонно пьёт на брудершафт. Даже беременную крестьянку, залетевшую от поэта, достопочтенные особы, бесстыдно уговаривают распить рюмочку-другую.

Впрочем, все эти сцены объяснимы в контексте передачи атмосферы ссылки в имении Михайловском, где в обстановке деревенской избы, опекаемый своей няней, Пушкин предстаёт таким домашним и каким-то мальчишеским озорством становится ближе зрителю.

Посредством спектакля было хорошо прочувствовано, как общество относилось к поэту при его жизни. Как все, кто любил, и кто ненавидел, тем не менее, все без исключения признавали гений Пушкина, от этого уважали его, и даже побаивались.

А уж как царь-то прислушивался, и присматривался к первому поэту России: он его и жаловал, и миловал, и неустанно следил за ним. Вообще как обрисовали реалистичные сцены, поэт оказывал весомое влияние на царя, поскольку поэзию Пушкина любил, и с гласом свыше отождествлял народ.

Интересно было для себя открыть, как поэт находил темы для своих будущих произведений. К примеру, идея, положенная в основу «Пиковой дамы» явилась реальной историей товарища Пушкина, молодого князя Голицына, встретившегося с ним у Бахчисарайского фонтана. Пушкин не только выслушал рассказ, но и помог проигравшемуся в пух и прах другу вернуть деньги, за одним проверив истинность гипотезы «трёх выигрывающих карт».

«Главная завязка „Пиковой Дамы“ не вымышлена. Молодой князь Голицын рассказал Пушкину, как однажды сильно проигрался в карты. Пришлось пойти на поклон к бабушке Наталье Петровне Голицыной, особе надменной и властной (Пушкин был с ней знаком), и просить у неё денег. Денег она не дала. Зато благосклонно передала магический будто бы секрет трёх выигрывающих карт, сообщённый ей знаменитым в своё время графом Сен-Жерменом. Внук поставил на эти карты, и отыгрался. В хвастливом рассказе Пушкин уловил сюжет, вернее, зерно сюжета».

Пушкин был ещё тем рисковым малым, всё стремился испытать, всюду желал успеть, и-таки успел! Как царь со своим приближенным графом Александром Христофоровичем отметил однажды про Пушкина: «Наш пострел везде поспел!», правда, сказал он это в контексте обсуждаемого списка любовных похождений поэта.

В списке значилось около сорока прелестных женских имён. В нём не стояло фамилий, и не совсем было ясно, что именно означает нумерация. А между тем, высокопоставленные особы силились расшифровать список, граф в замешательстве спросил царя: «Что же нам теперь делать со списком?». Царь ему ответил: «Завидовать, конечно, что ещё нам остаётся делать».

«Граф Алекса́ндр Христофорович Бенкендорф (17831844) — российский военачальник, генерал от кавалерии; шеф жандармов и одновременно Главный начальник III отделения Собственной Е. И. В. канцелярии (18261844). Брат Константина Бенкендорфа и Доротеи Ливен. Происходил из дворянского рода Бенкендорфов».

Из спектакля я узнал наиболее доходчиво: как царская агентура «рылась в грязном белье» поэта, как они следили за каждым его шагом, и даже холеру в Болдино сымитировали. То есть никакой эпидемии на самом деле не было, а только мастерски срежиссированный карантин, чтобы задержать, и закрыть передвижение Пушкина по стране.

И наконец, блестяще сыгранным спектаклем в каком-то смысле была реабилитирована и личная жизнь поэта с его последней женой – первой красавицей высшего света, Натальей Гончаровой. Взяв её в жёны, Пушкин также взял на содержание двух её сестёр. И все блистания на балах, и прочие великосветские приёмы жены требовали от Пушкина больших материальных издержек, так что ему приходилось ещё усерднее корпеть над литературными трудами, хотя они приносили небольшой доход, а его жалование самого низкого государственного чина, только усугубляло положение.

Поговаривают даже, царь специально для Пушкина ввёл странный должностной пост, чтобы только удержать на коротком поводке вольнолюбивого и своенравного поэта.

«Известно, что 31 декабря 1833 г. звание камер-юнкера получил А. С. Пушкин. И к этому времени А. С. Пушкин имел чин всего лишь титулярного советника (IX класс). А в соответствии с указом Александра I  IX класс официально стал нижним рубежом для назначения в камер-юнкеры. Напомним, что А.С. Пушкин служил в Министерстве иностранных дел России».

Впрочем, в какой-то степени постепенно жизнь поэта налаживалась: Наталья уже трижды став матерью, взялась за ум, перестав помышлять о балах, больше уделяя внимание хозяйству. Только вот одна беда никак не убавлялась – какая-то постыдная и порочная страсть со стороны Дантеса к жене Пушкина лишь нагнеталась. И как в Бахчисарае поэту предсказала гадалка: «Будешь ты жить долго при деньгах и в славе и в большом народном почёте, если только не погубит тебя на 37-м году жизни белый человек».


«Известная в те времена гадалка Александра Кирхгоф предсказала: „Может, ты проживешь долго, но на 37-м году берегись белого человека, белой лошади или белой головы“

Ожидание, что пророчество исполнится, и желание все-таки избежать предсказанного не оставляли Пушкина все те двадцать лет, которые ему оставалось прожить. Одно время он собрался было ехать в Польшу, где правительственные войска вели в то время борьбу с повстанцам. Один из деятелей восставших носил имя «Вейскопф — белая голова». Чтобы не искушать судьбу, Пушкин остался в Москве. По той же причине, вступив в свое время в масоны, поэт полностью отошел от них, узнав о причастности к движению человека, чье имя тоже означало «белая голова».

Но всё же эти усилия избежать предсказанного оказались тщетны. Когда поэту шел 37-й год, на жизненном пути его появился Дантес — «белый человек» (он носил белый мундир), с «белой головой» (был белокур). Это и был его убийца. Смерть от «белого человека» на 37-м году жизни была предсказана за два десятилетия до того зимнего утра, когда прозвучал роковой выстрел».

И всё, в общем-то, велось к одному. То было главным жизненным испытанием поэта, ведь до сих пор он не привык уступать, и покоряться, гулял направо налево, и, в конце концов, нагулял себе расплату в таком вот коварном и угрожающем фатальным исходом виде. И на мой взгляд, для того чтобы преодолеть вполне достойно возникшее испытание, Пушкину следовало быть более, чем он привык до сих пор, уступать, конечно в разумных пределах. В конце концов, разные нелицеприятные слухи и клевета – это ещё не мерило чести, поэтому он мог бы кое-где и закрыть глаза на общественное мнение и простить Дантесу распускаемые сплетни, тем самым избежав роковой дуэли.

Однако сегодня уже, что не пиши по этому поводу, непоправимую ошибку в масштабах человечества не исправишь. Поэтому остаётся предаться наслаждению шедеврами первого поэта, хотя само собой не погибни он на дуэли, то написал бы ещё немало потрясающих произведений, и вполне возможно, что его главный труд жизни ещё предстоял ему.


Краткая биография поэта:

«…В июле 1824 года, как неблагонадежного и вследствие стычек с начальством, — поэта высылают в псковское имение Михайловское под надзор родителей. После разгрома восстания декабристов в сентябре 1826 года Пушкин вызван в Москву, где происходит беседа между ним и новым царем Николаем I. Пушкин решил пойти навстречу царю, полагая этот шаг соглашением на равных… В эти годы в творчестве Пушкина пробуждается интерес к истории России, к личности царя-преобразователя Петра I, примеру которого поэт призывает следовать нынешнего монарха. Он создает «Стансы», «Полтаву», начинает «Арапа Петра Великого».

В 1830 году Пушкин повторно сватается к Наталии Николаевне Гончаровой и получает согласие на брак, а осенью того же года отправляется по имущественным делам в Болдино, где его на три месяца задерживают холерные карантины. Эта первая «болдинская осень» стала наивысшей точкой пушкинского творчества: достаточно назвать немногие произведения, вышедшие тогда из-под пера великого писателя — «Повести Белкина», «Маленькие трагедии», «Сказка о попе и работнике его Балде», «Бесы», «Элегия», «Прощание»… И вторая «болдинская осень», 1833 года, когда на обратном пути с Волги и Урала Пушкин вновь заехал в имение, по значению не уступает первой: «История Пугачева», «Медный всадник», «Сказка о рыбаке и рыбке», «Осень». Начатую в Болдине повесть «Пиковая дама» он срочно дописывает, и печатает в журнале «Библиотека для чтения», платившем ему по высшим ставкам. Но Пушкин все равно испытывает крайнее стеснение в средствах: светские обязанности, рождение детей требуют немалых расходов, а последние книги большого дохода не принесли. И после гибели поэта его долги будут оплачены из казны… К концу 1836 года подспудно зревший конфликт между «вольнодумцем камер-юнкером Пушкиным» и враждебными ему высшим светом и бюрократической знатью вылился в анонимные письма, оскорбительные для чести жены поэта и его самого. В результате произошло открытое столкновение Пушкина с поклонником его жены, французским эмигрантом Дантесом, и утром 27 января в предместье Петербурга, на Черной речке, состоялась дуэль. Пушкин был ранен в живот, и через двое суток умер…»

Насколько точно расслышал, и запомнил, спектакль был завершён четверостишием из стиха Ломоносова Михаила Васильевича:

«Никто не уповай вовеки

На тщетну власть Князей земных:

Их те ж родили человеки,

И нет спасения от них»…

Ноябрь 2012

14.02.2014, 1382 просмотра.

Добавить комментарий

Варианты оформления

Товар добавлен в корзину

Хотите перейти в корзину и оформить заказ?

×